НА ГЛАВНУЮ
 
 
 
 

СТО  ЧЕТЫРЕ  ЖЕМЧУЖИНЫ  ЦЕЙЛОНСКОГО  ЦАРЯ

Жемчуг

Жемчуг с самых давних времён собирали не только в Японии, но и в других частях света.

Наиболее достоверные сведения об этом мы находим в «Книге о разнообразии мира» знаменитого итальянского купца и путешественника Марко Поло. И, хотя ученые подвергают сомнению некоторые факты, описанные в труде Марко, тем не менее, книга его и по сей день является ценным источником по географии, этнографии и истории Индии, Индонезии, Армении, Ирана, Китая и других стран во времена средних веков.

Итак, что же нам рассказывает великий путешественник о том, как добывают жемчуг на Цейлоне?
«На западе от Цейлона в шестидесяти милях – большая область Маабар; называется она Великой Индией; это лучшая часть Индии на твердой земле. В этой области пять царей; все они кровные братья; о каждом скажем особливо. Страна эта самая славная и самая богатая в свете, и по правде сказать, так вот почему: в конце области царствует один из братьев, Сендер-банди Давар. В царстве его водится прекрасный и крупный жемчуг; отыскивают и собирают его так: в том море, между островом и твердою землей, есть пролив, и повсюду он не глубже десяти или двенадцати шагов, а в ином месте и не более двух. Тут-то и ловится жемчуг, и вот как это делается: начиная с апреля и до половины мая плавают они туда на больших и малых судах, сначала пристанут к Бетталару, а потом идут в море, за шестьдесят миль, там становятся на якорях, пересаживаются в маленькие лодки; тут начинается лов. Много здесь купцов; составляют они общества, нанимают людей и платят им жалованье с апреля до половины мая, во все время лова. А налог купцы платят вот какой: прежде всего царю дают десятую долю; платят они еще и тем, кто заколдовывает рыбу, чтобы не вредила она людям, ныряющим в воду за жемчугом. Им они дают двадцатую долю. Абривамаины заколдовывают рыбу на день, а ночью заговор не действует и рыба делает что хочет; абривамаины заколдовывают всех зверей, всех птиц и всех животных.
Нанятые купцами люди садятся в маленькие лодки и оттуда ныряют под воду; иной уйдет вглубь на четыре шага, а то на пять, и так до двенадцати, и, сколько вытерпят, столько времени и остаются там; на дне морском они подбирают раковины, что называются морскими устрицами. В этих устрицах находится жемчуг всех родов, крупный и мелкий; жемчужины – в мясе этих раковин. Вот так они ловят жемчуг; и не пересказать, какое его тут множество. Здешний жемчуг расходится по всему свету. Собирает с него здешний царь большой налог и великое богатство. А с половины мая, скажу вам по правде, больших раковин с жемчугом уже более нет; подальше, в трехстах милях, они есть, и ловят их там с сентября до половины октября.

Во всей стране Маабар никто не умеет кроить и шить; люди ходят тут нагишом. Погода тут завсегда славная, и не холодно, и не жарко, поэтому-то и ходят они голыми; одни срамные части закрывают лоскутом полотна. Как другие, так и царь ходит, но есть на нем вот еще что; ходит он голым, только свои срамные части хорошим полотном прикрывает, да на шее у него ожерелье из драгоценных камней; тут и рубины, и сапфиры, и изумруды, и другие дорогие камни. Стоит это ожерелье дорого. У царя на шее еще шнурок из тонкого шелку шаг в длину и на том шнуре сто четыре крупных и красивых жемчужины да рубины дорогой цены. А сто четыре камня на том шнуре вот почему: по их закону и обычаю каждый день, утром и вечером, следует сказать сто четыре молитвы в честь идолов; так делали другие цари, его деды, так и ему завещали исполнять; потому-то царь носит сто четыре камня на шее. На руках у царя по три золотых запястья с дорогими камнями и с крупным жемчугом высокой ценности; а на ногах у царя по три таких же золотых кольца с дорогими каменьями и жемчужинами. Просто удивительно, сколько славных жемчужин и дорогих каменьев на этом царе! Да как вам сказать? Камни да жемчужины, что на царе, сказать по правде, стоят побольше иного хорошего города. Чего все это стоит, ни счесть, ни пересказать никто не может. Неудивительно, что на нем всего этого столько: все эти дорогие камни и жемчуги в его же царстве находятся. Скажу вам еще, никто не смеет вывезти из этого царства ни одного большого и дорогого камня и ни одной жемчужины весом свыше пол saie. Каждый год царь объявляет по своему царству, чтобы все, у кого хорошие жемчужины и дорогие камни, приносили их ко двору, двойная цена будет за них платиться. В этом царстве такой обычай: за хорошие камни платится вдвое; и купцы и все, у кого хорошие и красивые камни, охотно несут их ко двору: там за них хорошо платят; оттого-то у царя такое богатство и так много дорогих камней».

 

ОДОМАШНИВАНИЕ ЖЕМЧУЖНИЦ

Одомашнивание жемчужниц

Несомненно, легенды о происхождении жемчуга, с которыми мы познакомились, не только красивы, но и экзотичны.
И потому, хотелось бы продолжить повествование о том, как же на самом деле зарождается жемчуг и, уверяю вас, этот рассказ почти невероятен, потому что та цепь случайностей, сопровождающая появление на свет прекрасной маргариты тоже сродни легенде.

Прежде всего, в раковину моллюска не просто должна попасть песчинка (или другой посторонний предмет), но она должна войти в тело устрицы так, чтобы не поранить её внутренние органы и, кроме того, затащить вместе с собой кусочек поверхностной ткани моллюска, способной вырабатывать перламутр. Именно эти ткани начинают обволакивать инородное тело радужными слоями (минерала аргонита), год за годом, постепенно образуя перл.
Поэтому высококачественные жемчуга в древности были редки и ценились чрезвычайно.
Жемчужные устрицы и мидии обитают в теплых морях: у берегов Аравийского полуострова, Цейлона, Северо-Западной Австралии, Южной Бирмы, многих островов Тихого океана, Центральной и Южной Америки, Японии. В Европе также издавна собирали речной жемчуг - в России, Англии, Ирландии, однако со временем этот промысел пришел в упадок из-за чрезмерной эксплуатации природных ресурсов, а также изменения экологической обстановки в речных долинах, поскольку для того, чтобы обнаружить жемчужину, приходится осматривать раковины множества моллюсков, уничтожая при этом их обитателей; отходов получается очень много, и ущерб природе наносится немалый.

Но, вернёмся к тому, каким образом людям удалось «приручить» раковины-жемчужницы.

О том, как появляется в раковине жемчуг, первыми догадались, судя по всему китайцы, жители провинции Чжэцзян. Уже в XIII веке они научились выращивать искусственные жемчужины: особой лопаточкой осторожно приоткрывали створки раковины и бамбуковой палочкой помещали между мантией и раковиной какой-либо маленький предмет — глиняный, деревянный или медный шарик, или, даже крошечные плоские изображения Будды. После этого раковину возвращали в водоем. Через некоторое время из раковины извлекали этот предмет, уже покрытый перламутром.

Примерно через пятьсот лет подобный способ был изобретен в Европе на вполне научной основе знаменитым натуралистом Карлом Линнеем, которому удалось вырастить, таким образом, несколько жемчужин. Но, все эти попытки были достаточно кустарны, и таких жемчужин или покрытых слоем перламутра вещиц были считанные единицы.
А вот идея выращивать жемчужины на подводных плантациях впервые пришла сыну торговца лапшой по фамилии Микимото. В 1907 году, после девятнадцати лет безуспешных опытов, ему, наконец, удалось получить сферические перлы, вводя в тело двустворчатой раковины акоя кусочки перламутра, обернутые живой тканью другой устрицы. После этого, раковины моллюсков акоя фактически стали в Японии своего рода «домашним животным», поскольку сейчас в жемчужном бизнесе выращивается не только жемчужина, но и сами раковины.
Происходит это во внутренних водах залива Сима, во время метания моллюсками икры. Со специальных плотов в море в это время опускают сосновые ветви, к которым прикрепляются икринки и, затем, в течение трех лет за ними тщательно ухаживают, подкармливают и, наконец, продают на жемчужные промыслы, которым ежегодно требуется около 500 миллионов раковин.
И уже затем специально обученный оператор совершает удивительный и виртуозный хирургический «трюк», внедряя ядрышко в тело моллюска. Всеволод Овчинников в книге «Ветка сакуры» пишет, что «…нужно сделать, по крайней мере, десять тысяч операций, чтобы научиться вводить хотя бы мелкие ядрышки. Вводить же крупные доверяют лишь операторам, имеющим более чем трехлетний стаж.
В каждую сетку вместе с оперированными раковинами обязательно кладется керамическая плитка с номером. По нему в специальной книге можно точно определить, кто именно оперировал данную партию жемчужин, когда и какие ядра в них были введены. Ведь мастерство можно в полной мере оценить лишь в период сбора урожая. Мелкий жемчуг (диаметром от четырех до шести миллиметров) вызревает за год, средний (шесть-семь миллиметров) — за два года, крупный (свыше семи миллиметров) — за три».

Естественно, чем крупнее введённое ядро, тем более дорогую жемчужину можно из него вырастить. Но и здесь существует определённый биологический предел – слишком большое инородное тело раковина отторгает. Для акоя это ядро в семь миллиметров, которое раковина покрывает двух миллиметровым слоем перламутра. Итого – девять миллиметров - наиболее распространенным размером крупного жемчуга. Конечно, есть жемчуг и более крупных размеров, но об этом – чуть позже.

 

 

Все публикации

Выучить английский легко
 
Публикации сайта «Мир Ароматов» разрешены для некоммерческого использования без ограничений, если иное не оговорено отдельно.
Указывать сайт «Мир Ароматов» как источник предоставленных материалов и размещать ссылку на него обязательно.